Домой   Карта сайта   Контакты
       www.kortiks.ru
Кортики мира
Показать все статьи




Главная             Каталог кортиков             Статьи             Оружейные сайты             Контакты
Главная » Статьи » В авторском оружии торжествует теория простоты

В авторском оружии торжествует теория простоты



Стилет на подставке «Эгр Плизир». 2003 г. М. Жерядин. Ковка, гравировка, таушировка, канфарение, художественное травление. Сталь, жёлтый металл, белый металл, бивень мамонта, дерево «макасар»Таким вопросом Михаил Жерядин задаётся неспроста! В последнее время в искусстве вообще, и в авторском оружии в частности, торжествует теория простоты  всё, что просто, то и красиво.

Наверное, каждому человеку когда-нибудь приходилось задумываться о красоте. А для художника это просто профессиональная обязанность. Многих учили, формировали их взгляды учителя. Кто-то учился сам, но всё равно используя опыт предыдущих поколений. Однако откуда же взялись изначально все эти понятия? Их корни уходят в глубину веков. Великое множество людей приложило руку к формированию наших понятий о красоте. Но с чего же всё началось? Кто же был первым? Первым учителем? Если вдуматься, наверняка, станет понятно, что искать его среди людей бесполезно. Это не только невозможно технически, но и просто невозможно потому, что его и вовсе не было.Потому, что тем первым учителем был тот, кто создал этот мир. Хотите, будьте материалистами или идеалистами, но наши понятия о красоте и гармонии взяты из природы.Если, к примеру, мы прошли путь от простейших бактерий, то уж, конечно, за миллиард лет эволюции, впитали в себя все особенности этого мира. Ну а если мир всё-таки создан Творцом, то в соответствии с Его понятиями о красоте. И человек тоже Его творение, созданное, тем более, «по образу и подобию» Божьему. Значит, смотрим мы на мир Его глазами и всё созданное Им и кажется нам прекрасным.

Понятия о сочетаниях цветов и форм, фактур и материалов, о гармонии и пространстве, о пропорции и обо всём остальном — взяты из окружающего нас мира. Даже смелые образцы современного дизайна, только на вид такие урбанистические! Но, если внимательно к ним присмотреться, можно без труда увидеть пропорции и элементы, существующие на Земле уже миллионы лет. Посмотрите на цветущий луг, на море, на что угодно и вы увидите всё, чему вас учили, или чему вы сами научились, будучи, или. даже, не будучи художником.Вот, например, такое довольно хорошо воспринимаемое многими понятие об изяществе линии. Оно-то откуда? Почему одна линия изящна, а другая уродлива? Но взгляните на прыжок леопарда, на движения лошади. Они потрясающе красивы. В отличие от нескладных конвульсий черепахи. Почему одни движения мы считаем красивыми, а другие нет  трудно сказать. Наверное, мы так устроены. Чтобы добыть себе пищу и выжить мы и сами должны были двигаться быстро и ловко. И это для нас хорошо, а значит, красиво. Может быть поэтому! Но в тех движениях, которые мы считаем красивыми,  есть именно те самые линии, что кажутся нам изящными.Такое, несколько умозрительное вступление я позволил себе потому, что хотелось бы поговорить о вещах более материальных. Хотя, конечно, в разговоре о красоте точка поставлена быть не может, да и любая определённость кажется неуместной. А ведь именно она, эта слишком навязчивая определённость, ощущается, порой, в высказываниях некоторых критиков. Например, их страх перегрузить работу доходит до того, что, кажется, сами того не ожидая, эти господа разражаются призывами всё максимально упростить. Когда всё просто, ничего лишнего, тогда красиво  говорят они. Ничего лишнего  это правильно. Лишнее  это лишнее. И простое может быть прекрасно. Но не только оно одно! Откуда это непреодолимое желание простоты? Боюсь, ответ один: так понимать легче. А порой, и того хуже. Раз сами не можем, то и другим не позволим то, чего сами не умеем.

Как же разобраться, где истина? А давайте поищем её у нашего первого и действительно непогрешимого для нас учителя. У природы!
Посмотрим на насекомых! Их мир по своему разнообразию и многообразию не сравним ни с каким другим. Посмотрите, например, на кузнечика. Обыкновенного зелёного кузнечика. Вы увидите множество линий и фактур. Здесь он шероховатый, а здесь почти гладкий. Здесь прямо «проканфарённый», а там плоскость крыльев покрыта тонкими прожилками. Форма глаза, кажется, не может быть другой, глядя из формы его головы. И всё это так красиво, так сочетаемо, так изысканно, что восторг охватывает! Хотя и безумно сложно. Как-то мне попалась на глаза ночная бабочка. В основном белая, она имела чёрные горошины на крыльях и чёрные квадратики на брюшке. Вокруг головы — пушистый воротник, как из страусиных перьев, а чёрные усики оканчивались белыми овальными утолщениями. И то же безумное множество фактур и линий. Ни один модельер не создаст такое совершенство! Можно бесконечно перечислять эти впечатления, но советую просто понаблюдать за насекомыми. А, вот ещё, к примеру, лесная подстилка? Сколько же здесь всего! А трава и лес на фоне облаков? Всё это невероятно сложно и, вместе с тем, гармонично и красиво.

Картины великих мастеров прошлого, фрески, скульптуры  всё это очень не простые, и далеко не примитивные произведения. Но на великих не наедешь, а на современников  пожалуйста. По моему мнению, прелесть не в простоте, а во вкусе, в красоте и сочетаемости элементов. Просто простое и делать проще, и сочетать проще, и понимать проще. Да и вообще чего сочетать, если в художественном произведении всего то есть, что одна деталь. Такое сделает любой или почти любой.Гораздо труднее, если произведение сложное. Мало того, что каждая деталь его должна быть хороша, ещё надо умело сочетать их друг с другом. И тут, иногда, начинаются просто чудеса. Несколько раз у меня было так, что меняя, например, незначительно рукоять ножа в одном месте, я получал, зрительно, совершенно объективные изменения  в другом.Я думаю, в вопросе эстетики, помимо всего прочего, существует закон некоего равновесия. Только он гораздо сложнее, чем просто соответствие веса деталей друг другу. Сюда входит много разных понятий. И вряд ли их можно полностью сформулировать. Мы чувствуем и понимаем больше, чем можем сказать. Поэтому не всегда понятно, почему одно хорошо, а другое плохо. Успех художника в максимальном приближении к учёту всех соответствий. Если учесть их все  будет совершенство. Для человека оно, наверное, недостижимо.
Ну а образно такую работу можно представить как попытку уравновесить чашечные весы. На каждой чашечке лежит огромное количество мелких деталей. Вы кладёте очередную, но не знаете, станет ли от этого чашка тяжелее или от прикосновения упадёт то, что уже лежало.
Работать так, конечно, очень нелегко. Но, мне кажется  правильно. И дело, разумеется, не в том, чтобы просто отработать побольше, да потруднее. Произведение искусства должно быть неповторимо. Рисунок дерева или срез камня, морозный узор на окне — всё это очень красиво, но может быть представлено в виде бесчисленных вариантов.

Поскольку человек всё же существо разумное, то и в вопросах красоты желательно бы уметь объяснить, хотя бы в общем, почему одно хорошо, а другое  нет. Хотя здесь уже было упомянуто, что в этой области не может быть исчерпывающих объяснений, ведь мы чувс-
твуем гораздо больше, чем можем понять, а соответственно, объяснить. Значит, то, что можно объяснить от начала и до конца, слишком просто, а то и примитивно. Если произведение перестаёт быть интересным, это уже не произведение искусства. Искусство, ведь, вечно, и в нём должна быть какая-то не допонятость и тайна. Вместе с тем, всё должно быть гармонично. Значит, в сочетании и равновесии друг с другом. Одно должно немного уступить, чтобы дать возможность жить другому. То есть необходим компромисс. Тайна и недосказанность должны быть, но надо всё же что-то и понимать. Когда передо мной картина, состоящая из цветных пятен и за счёт этого похожая на палитру, я ничего не понимаю. Названия у таких шедевров обычно очень отвлечённые, ну например «Музыка». Оно вроде бы могло примирить зрителя с увиденным на полотне, но мне как-то не верится, что это название появилось до того, как художник изобразил яркие пятнышки на холсте. Скорее представляется озадаченный автор, который уже после окончания малевания сам спрашивает себя:  «А что это? А! Музыка! Точно!!!» Такую картину нарисовать очень просто. Для этого нужны только краски и холст. А самым трудным актом творения будет придумать название. Вот если бы кто-то смог сделать что-то очень простое, но совершенно удивительное и неповторимое  это было бы абсолютно гениально. Но пока всё простое, увы, многообразно. И здесь, пожалуй, чем проще, тем повторимее. А в соответствии с нашим же здравым смыслом, талантливое, наоборот, уникально. И чем ближе к гениальности, тем должно быть неповторимее. Понятие «гениальности», как и многие другие понятия,  условно. Гениальное гениально потому, что оно одно. Если этого много или многие так могут, явление перестаёт быть гениальным. Становится обыкновенным, заурядным. А «гениальное» смещается на новый, более высокий уровень.

Но, к сожалению, или, к счастью, простая и великая истина, вожделенная мечта, наверное, каждого художника. существует только в нашем воображении. В этом грешном и несовершенном мире её. видимо, просто нет. Она, как короткое замыкание в электрической цепи: максимальное значение тока и мощности, но, одновременно, не только полное отсутствие полезной работы, а, напротив, выход системы из строя. Вспышка  и конец.Абсолютная истина очень проста, но так значительна, что после неё уже ничего нет. Великого простого в нашем материальном мире нет. А есть просто простое, возведённое в ранг Великого. Значит вокруг нас остаётся вкус, мастерство и труд. Кто-то просто не может сложно. Но если сам не можешь сложно  так и скажи, а того, кто может, причём с успехом, не втаптывай в грязь! Умеющему сделать сложное, простое сделать легко, а вот наоборот не получится.






вернуться
 
 
    Яндекс цитирования © 2010 Кортики мира - энциклопедия кортиков. Статьи, публикации, история возникновения кортиков в странах мира. Каждая статья сопровождается фото кортика, описанием, характеристиками.