Домой   Карта сайта   Контакты
       www.kortiks.ru
Кортики мира
Показать все статьи




Главная             Каталог кортиков             Статьи             Оружейные сайты             Контакты
Главная » Статьи » Сабли Востока

Сабли Востока





Бурное развитие военного дела раннего средневековья привело к формированию качественно нового комплекса вооружения и оснащения всадника. Его дальнейшая эволюция в различных историко-географических регионах протекала по-разному, однако именно прогрессивные технические нововведения VII-VIII вв. н. э. стали фундаментом боевого оснащения конных формирований государств Европы, Среднего и Дальнего Востока на много веков вперед. Одним из этих элементов стал новый вид длинноклинкового оружия-сабля.


В оружиеведческой историографии принято считать, что сабля пришла с востока. Этого же мнения придерживается большинство этимологов и истори ков исследовавших этот вопрос.Тут необходимо отметить, что вряд ли целесообразно пытаться выявить некий единый центр откуда этот вид оружия начал свое победоносное шествие по миру. Современные научные исследования позволяют проследить формирование сабли как минимум в нескольких географических регионах, причем на протяжении одного и того же хронологического периода-в Центральной и Восточной Азии, а также Восточной Европе.Хотя в настоящее время вопрос создания комплексного исследования эволюции сабли остается открытым, однако уже сейчас ясно, что возникновение этого вида оружия тесно связано с общими тенденциями в развитии военного дела на Евразийском континенте у разных народов.

Как уже упоминалось появление сабли связано с новым комплексом оснащения, которое значительно повысило и расширило боевые возможности конного воина на поле боя. Наиболее очевидные преимущества сабля демонстрировала в руках легковооруженного всадника, который первым должен был оценить преимущества режущего удара искривленного однолезвийного клинка. Конный бой обогатился фехтовальными приемами, позволившими реализовать потенциал нового вида оружия с помощью стремян, седла и конской упряжи новой формы. Необходимо подчеркнуть, что главное отличие сабли от меча на наш взгляд как раз и заключается в комплексной природе этого оружия, изначально предназначенного для конного боя и теряющего большинство своих преимуществ без соответствующей всаднической экипировки

Бесконечные вооруженные стол<но-вения огромных кочевых и оседлых империй раннего средневековья способствовали стремительному развитию военного дела, в ходе которого непрерывно возрастало значение конницы. В этих условиях полезные военные изобретения, возникшие в одном или нескольких регионах, почти мгновенно распространялись на огромных территориях, лишь впоследствии подвергаясь творческому переосмыслению отдельными народами в соответствии с их культурными и воинскими традициями и потребностями. Так изна чально общая едва ли не для всей Евразии форма массивного слабоизогнутого клинка, пройдя через века экспериментов оружейников разных стран и этнических групп, преобразовалась в десятки национальных, на первый взгляд мало похожих друг на друга, разновидностей.

Появление сабли на Среднем Востоке связано с проникновением в этот регион воинской культуры тюркоязычных кочевых племен. Первые упоминания о саблях встречаются в иранских письменных источниках уже в IX в. н. э. и относятся к оружию тюркских гвардейцев багдадского халифа (гулямов) о чем философ и памфлетист Аль-Джа-хиз (775-868 г н. э.) упомянул в ироничном памфлете «О доблести тюрков» («Manaqib al-Turk»). О кривых клинках в тот же период сообщал Ибн Ахи Хи-зам-военный эксперт, возглавлявший тюркскую гвардию в 847-861 г. н. э.
И хотя существуют различные научные взгляды на хронологию появления сабли в Персии, вероятнее всего именно через посредничество тюркских наемников сабли широко распространились среди арабов и персов на всей территории халифата, со временем обретя местные стилистические и морфологические черты.

В военном деле турков сабля не бы ла чем-то новым: ведь у истоков Османской империи стояли прямые потомки все тех же кочевых тюркоязычных племен. Судя по всему, этот вид оружия был в ходу у сельджуков задолго до их прихода в Хорасан в XI в. н. э. Появление сабли в Индии связано с дальнейшим распространением этого оружия в южном направлении. Мусульманские завоевания в Северной Индии, тесные политические и экономические связи индийских султанатов с Халифатом вообще и Персией в частности способствовали распространению элементов кочевнической воинской культуры. Этот процесс значительно ускорили тюр-ко-монгольские завоевания Тимура и становление империи Великих Моголов

в XVI в. Очевидно именно тогда оконча тельно сформировались национальные типы индийской сабли, некоторые из которых упоминаются среди 69 видов оружия, принадлежавшего падишаху Акбару (1542-1605 гг. н.э.), в произведении Абу-л-Фазла Аллами «Деяния Акбара» («Akbar Nama», XVI в.). Становление сабли в Китае также связано со степняками. Уже в X век н. э. постоянные междоусобицы на севере страны и усиленное давление на империю степных тюркоязычных племен привели вначале к частичному (нач. XII в.), а затем и полному (XIII в.) покорению страны кочевниками.

В процессе изучения археологами древнего китайского оружия зафиксированы не только изображения, но и единичные находки клинков подобных сабельным, самые ранние из которых датируются III в. н. э. И все же массовым оружием сабля стала лишь в средневековье. Наиболее распространенным близким по форме оружием долго оставался традиционный меч с прямой полосой и искривленной линией единственного лезвия-дао («прибывать»). О происхождении меча дао было сложено немало легенд, описанных в традиционных трактатах. В знаменитом военном компендиуме периода северной Сун «Собрание важнейшего вооружения» («Wujing Zongyao», 1044 г. н. э.), это оружие уже изображено с искривленной полосой, Очевидно, в тот период уже существовало несколько разновидностей дао, которые по своим морфологическим характеристикам были схожи с саблями, хотя и имели иное функциональное назначение, являясь прежде всего оружием пехотных подразделе ний. Окончательно сабля в Китае, вероятно, утвердилась с приходом монгольской династии Юань (XIII в.). Позднее возникло несколько разновидностей национальной китайской сабли, использовавшейся как в конных подразделениях, так и пехоте.

Как известно при классификации сабель жпообразующими критериями могут выступать форма клинка и эфеса (навершия и гарды:. В некоторых регионах на протяжении различных хронологических периодов встречаются часто повторяемые сочетания одинаковых по форме клинков и эфесов, зафиксированных к тому же в изобразительных, реже письменных источниках. В этом случае можем ювоэить об устойчивом, целостном типе оружия.

Классифицируя восточные сабли по форме навершия, следует выделить несколько типов.Чрезвычайно давнюю, уходящую корнями в седую древность историю имеют сабли с навершием в виде головы животного, чаще всего птицы (зооморфным). С легкой р/ки польских оруже-ведов этот тип сабли, возведенный вместе с карабелами в ранг чуть ли не национального символа Польши, получил название «сабель орла». Следует заметить, что сабли орла составляют лишь вершину древнейшей мировой традиции оформления частей оружия (не только клинкового) в виде голов мифических либо мифологизированных существ. Такие артефакты-частая археологическая наход<а при раскопках комплексов захоронений с оружием древнейших цивилизаций.Что же касается сабельных наверший, созданных в периоды господства позднейших монотеистических религий, то ремесленники лишь подхватили древнюю мифологическую традицию, адаптировав ее обрядовую языческую суть к современному им миру социально-политических реалий.

Главным признаком рассматриваемого типа выступает навершие, выполненное в виде натуралистичной головы мифического, либс реально существующего животного. Учитывая большое количество образцов с изображением самых разнообразных существ (особенно это касается индуистских традиций), обозначим этот тип именно как «оружие с зооморфным навершием». Необходимо отметить, что в различных географических регионах имеются собственные названия для таких разновидностей, на которые также следует обращать внимание.Знаменитым типом сабли, ставшим своего рода преемником «сабли орла» является карабела, получившая рэспро странение с XVI в. на всем Среднем Востоке, территориях Центральной, Восточной и даже Западной Европы. Ее главным типообразующим признаком является навершие в форме стилизованной головы орла.В различных географических регионах формы карабели переосмысливали в русле местных традиций, вследствие чего они со временем приобрели своеобразные национальные черты.

Сабли с навершием-колпачком яв ляются одной из старейших разновидностей, унаследованной османами воз можно еще от Великих Сельджуков и со временем модернизированной. Так, для изогнутых в сторону лезвия рукоятей и наверший османских сабель XV в. характерны грани, дно колпачков-плоское. Такая форма стала основой для многих позднейших типов длинноклинкового османского, восточноевропейского и среднеазиатского оружия, отго лоски его встречаются даже в Индии.Усиление наклона рукояти османской сабли с навершием-колпачком привело к появлению разнообразных переходных форм, приведя в итоге к возрождению на переломе XVII-XVIII вв. древней «пистолетной рукояти»: изгиб верха рукояти образует крупную сферическую головку, час~о сплющенную по бокам, с отверстием для темляка. Вероятно именно от османов «пистолетные рукояти» так широко распространились по государствам всего Среднего Востока, где их комбинировали с клинками различных типов. В сочетании же с возникшей несколько ранее оригинальной формой клинка, пистолетная рукоять составляет целостный тип, известный в оружеведе-нии как «килидж» (оттюркского «Qilic» — «меч», клинок»). Его главная особенность заключается в сложной форме изгиба полосы: от пяты линии лезвия и обуха практически параллельны (иногда лезвие имеет даже небольшой обратный прогиб) до участка на котором клинок начинает резко искэивляться. При этом Т-образная в сечении спинка придающая жесткость полосе, образует своеобраз ное углубление ме»щу елманью и нерабочим участком клинка.Характерной особенностью килид-жа также является эфес открытого типа с крестообразной гордой с перекрестьем.Традиционные сабли Персии известны под названием «шамшир». Слово «шамшир» появигось в персидском языке в IX ст. и обозначало «львиный хвост» или «львиньй коготь». Тогда и в более поздний период оно лексически соответствовало понятию клинка и меча.В международной оружиеведчес-кой историографии сложились определенные традиции употребления этого термина.

Шамширами принято называть иранские сабли с эфесом открытого типа с крестообразной гардой с перекрестьем, тонкими щечками на заклепках и сложным оливообразным навершием-колпачком, наклоненным год прямым углом к хвостовику. С такими эфесами комбинировали клинки различных типов не только в Персии, но и у соседних арабов и османов, которые при характеристике такого оружия использовали слово «аджем» («персидский»).Если же говорить о шамшире, как целостном типе сабли, то его наиболее яркой отличительной особенностью является клинок высокой кривизны, клинообразный в сечении, без рикассо, дол и елмани, плавно сужающийся к однолезвийному боевому концу.

Эта форма оказалась настолько уникальной, что легла в основу еще одной оружиеведческой классификации-исключительно на основе клинка. Однако определение шамшира подобным образом не всегда оправдано: ведь с XVIb. на основе иранских «львиных хвостов» монтировали оружие практически во всем цивилизованном мире, снабжая его местной оправой в национальном стиле. Поэтому исследуя клинки шамширов, необходимо указывать тип оправы, в первую очередь навершия, которое в оружеведческой практике становится типообразующим критерием едва ли не чаще, чем клинок. Наиболее широко шамширы распространились в Персии, Северной Индии, Османской империи, Средней Азии, арабских государствах и княжествах. Соответственно можно выделить: классический шамшир (иранский), в оправе саифа (арабский), в оправе килиджа и карабели (турецкие), в оправе талвара (индийский).
Упомянув о талваре, необходимо детальнее остановиться на нем и других типах сабли, классификация которых производится на основе формы клинка.

В оружиеведении сложилось два подхода к определению талвара. Согласно традиционному взгляду, этот тип сабли определяется по навершию дискообразной формы, имеющему чрезвычайно давнее происхождение: такие образцы археологи находят в погребениях древних восточных цивилизаций повсеместно-от Месопотамии до Китая. Однако в средневековую Индию этот тип скорее всего попал из ирано-афганского региона в процессе завоеваний тимури-дами североиндийских княжеств.Более современный взгляд связан с развитием оружиеведческой терминологии.
Он предполагает определение талвара как целостного вида сабли, имеющего характерный эфес и клинок. Исповедующие эту точку зрения ученые предлагают целый комплекс признаков, который отличает клинок талвара от шамшира. Среди них наличие рикассо, отсутствие равномерного сужения спинки клинка и др.

Терминологическая путаница возникла не случайно. Индийское клинковое оружие вообще представляет собой чрезвычайно сложный материал с точки зрения выбора единых классификационных критериев. Очевидно, что создание эффективной типологии тут возможно лишь при очень аккуратном взаимодополняющем использовании различных методов. Если рассматривать шамшир в первую очередь как тип клин ка, то уже талвар следует определять как сочетание традиционного навер-шия-диска г рукоятью и клинком определенной формы. Поскольку существовали различные вариации навершия-от простейшего диска до ажурной пиалы, и даже корзины, становится возможным выделить еще несколько типов исходя уже из формы эфеса. Таким об разом, появляется возможность учитывать при классификации узкие региональные оружейные традиции.Продолжая тему сабель, выделяемых по форме клинков, следует обратить внимание на такие типы как зуль-факарс раздвоенным боевым концом, а также разновидности с кромкой лезвия волнистой и зубчатой формы.Упоминания освященном мече Пророка-Зульфакаре (Dhulfaghar, Zolfaghar)встречаются в различных арабских и иранских источниках, начиная с IX в. н. э.

Так, уже в «Истории пророков и царей» («Tarikh al-Tabari») основателя исламской историографической традиции Мохаммада Ат-Табари (839-923 гг. н.э.) сообщается об истории передачи Пророком
Мохаммадом этого меча своему племяннику Али. Согласно легендам этим мечом позднее владели аббасидские халифы Ал-Муктадир (пр. 908-932 гг. н.э.) и Аль-Каим (пр. 1031-1075 гг. н.э.)

Тем не менее, в ранних текстах нет каких-либо упоминаний о необычной форме священного клинка. Лишь в иллюстрированном манускрипте XI в. Аль Бируни (973-1048 гг. н.э.) «Хронология древних народов» («А! Atharul-Bakiya») это оружие изображено с раздвоенным боевым концом. Впрочем, большинство специалистов склонны датировать первые достоверные изображения зульфакара таким, как он известен сейчас лишь XIV в. н. э. В конструкции зульфакаров нередко встречаются клинки, линии лезвия которых наследует разновидность персидского и турецкого шамширов с «пламенеющим клинком», а также индийского арадама. Несмотря на то что такие клинки нередко встречаются в конструк ции зульфакаров, их форма имеет не только ритуальное, но и вполне практическое значение. Волнообразное лезвие увеличивает режущие свойства клинка, пилообразное-способствует образованию глубоких рваных ран. Оба типа за точки значительно снижают прочность клинка, из-за чего приходится усиливать обух, что нередко приводит к увеличению веса оружия.

Необходимо остановиться еще на двух типах ближневосточных сабель, определение которых до сих пор является спорным — саифе и нимче.Вопрос о появлении сабли у племен Аравийского полуострова остается окончательно не решенным.Есть основания полагать, что впер вые это оружие упоминает знаменитый математик, философ и астролог Ал-Кинди уже в IX в. н.э., хотя в других источниках этому не находится доста точных подтверждений.

Слово «саиф» (Saif), хотя и обозна чало «клинок» в широком смысле этого слова, преимущественно использова лось арабами для общего определения сабли. Характерной особенностью арабского саифа считается эфес открытого типа с крупным, наклоненным в сторону лезвия навершием в форме стилизованной головы льва либо более поздней клювообразной арабской разновидностью «пистолетной рукояти», происхождение которой возводят как к турецкому килиджу, так и кавказским шашкам. Следуя арабской традиции, к саифу иногда относят также сирийские сабли с сильно удлиненным и наклоненным навершием-колпачком, а также сабли без гарды оманского происхождения, и даже арабские шамширы.Еще более неоднозначным оруже-ведческим термином является «нимча». В современной историографии им чаще всего обозначают разновидность классического саифа с чрезвычайно характерным полузамкнутым эфесом. Цельная роговая, или деревянная рукоять эллиптическая либо квадратная в сечении, увенчана крупным навершием, имеющим наклон меньший, чем у классического саифа. Не менее примечательной деталью нимчи является прямоугольная в основе гарда, наследующая европейские формы XVI в. Один кильон загнут под прямым углом вверх, несколько дополнительных опущенных вниз дужек имеют грушевидные окончания. В конструкции устанавливали клинки различных типов и производства, чаще импортные (европейские либо персидские).Таким образом под определение нимчи подпадает любое дпинноклин-ковое оружие с описанным выше эфесом-чаще всего это сабли, палаши и шпаги. Такое оружие получило наибольшее распространение в странах Магриба, особенно в Марокко.

Определяя саиф и нимчу исключительно на основе формы эфеса, некоторые специалисты подчеркивают массивность и невысокую, в среднем, длину клинков арабских сабель. Именно размер и форма клинка лежат в основе дру гого, более аутентичного определения нимчи, как разновидности абордажной сабли с долами, массивным боевым концом и произвольной рукоятью мест ного производства, Такие сабли встречаются повсеместно в арабском мире, но наибольшее распространение они получили в прибрежных юго-восточных регионах Аравийского полуострова и Северной Африки. Собственно само слово «нимча» (nimcha, nimsha) происходит от арабского «ним», что означает «половина» и уменьшительного суффикса-ча (ша). Очевидно, речь шла о клинке практичной длинны, удобном для мореплавателей. Схожий смысл понятие нимча имев! в Индии, где оно обозначает уменьшенную (возможно
детскую) разновидность шамшира

Заканчивая обзор типологии восточных сабель, следует напомнить о проблемах, связанных с классификацией длинноклинкового оружия Юго-Восточной Азии. Для определения некоторых разновидностей этнографического оружия, бытовавшего в регионах проживания небольших национальных сообществ, в науке традиционно приняты критерии, исключающие его однозначную классификацию по функциональным признакам. На наш взгляд нецелесообразно нарушать устоявшуюся традицию и разрывать целостные этнокультурные массивы, руководствуясь формальными соображениями. Решение об отнесении таких массивов к саблям может быть принято на основе сведений о воинской культуре и оружейных традициях региона. Так, под термином «дхо» обычно подразумевают клинковое оружие Мьянмы, Сиама, Камбоджи и Лаоса, куда относят мечи, сабли, кинжалы и ножи, имеющие однолезвийный клинок и эфес с характерной морфологией и стилистическим оформлением. Заметим, что образцы северных регионов наследуют позднейшие разновидности китайского дао и являются самыми настоящими полутораручными саблями как по происхождению, так и по совокупности морфологических и функциональных признаков.

Отдельные образцы традиционного клинкового оружия Шри-Ланки  кастане, которые по морфологии представляют собой полусаблю, очевидно следует вместе с остальными поместить в раздел мечей, поскольку их важнейшей морфологической характеристикой является достаточно короткий, но все же в основной массе слишком длинный и узкофу нкциональный как для ножей однолезвийный прямой, либо изогнутый клинок в характерной национальной оправе.То же касается клинкового оружия индонезийского архипелага. Несмотря на то что здесь встречается широкий видовой спектр клинкового оружия, основным характеризующим его признаком является национальный колорит, выраженный в особенностях оправы и массивном однолезвийном клинке, форма которого может варьироваться в чрезвычайно широких пределах. В результате имеем достаточно оснований отнести индонезийское клинковое оружие к мечам, как старейшему функциональному типу, исходному для всего длинноклинкового оружия.

Отдельно следует сказать о японском клинковом оружии.

В оружиеведческой историографии существует теория, что японские классические «кривые мечи» своим возникновением обязаны все тем же кочевникам, а именно монголам Хубилая, дважды вторгавшимся в Японию в конце XIII в.Основываясь на совокупности морфологических, конструктивных и эксплуатационных характеристик, знаменитые катаны и тати следовало бы безоговорочно отнести к саблям, а вакидзаси соответственно к полусаблям. На пути такого решения вновь становится научная традиция десятилетиями относившая японские кривые клинки к мечам. Она происходит из отношения к мечу в самой Японии, где родословную оружия с кривым клинком непосредственно возводят к предшествовавшим им прямым мечам. Вековая преемственность оружейных традиций, стилевая и технологическая уникальность японского меча, сама его освященная временем национальная идентичность, противоречат дроблению этой главнейшей составляющей комплекса древнего национального вооружения на несколько функционально различающихся типов. Исследователю остается смириться с этим фактом и оставить японское клинковое оружие на его прежнем месте среди мечей.Исследуя японское клинковое оружие, совершенно необходимо также тщательно изучить различия между принятыми в Европе и Америке и собственно японским подходами к проблемам оружиеведческой классификации.

Как видим, в вопросах типологии восточных сабель до сих пор не выработано универсальных рецептов, пригодных «на все случаи жизни». В практической работе неизбежно приходится исходить в первую очередь из особенностей материалов исследуемой коллекции, их историко-географической и хронологической принадлежности.



вернуться
 
 
    Яндекс цитирования © 2010 Кортики мира - энциклопедия кортиков. Статьи, публикации, история возникновения кортиков в странах мира. Каждая статья сопровождается фото кортика, описанием, характеристиками.