Домой   Карта сайта   Контакты
       www.kortiks.ru
Кортики мира
Показать все статьи




Главная             Каталог кортиков             Статьи             Оружейные сайты             Контакты
Главная » Статьи » Привести оружейную старину в божеский вид

Привести оружейную старину в божеский вид





Любители старинного оружия постоянно сталкиваются с проблемой реставрации. Хочется ведь, чтобы коллекция радовала глаз, а не выглядела кучей хлама. Привести оружейную старину в божеский вид, чтобы она при этом не утратила очарования подлинности  задача не из лёгких. Браться за неё дилетанту  значит загубить вещь. Это по силам лишь профессионалам высшей пробы. Таким, как Владимир Михеев.
-    Что определило ваш путь в профессию?

-    Если говорить в переносном смысле, то я родился в музее. Мать моя была директором музея в волжском городе Козь-модемьянске. Музей называют «Приволжской Третьяковкой», там действительно очень хорошая коллекция. Он был основан ещё до революции художником Григорьевым, другом Репина. Собственно, с этого всё и началось. Детство моё прошло среди музейных цен-
ностей. После армии поступил в университет, а затем стал работать научным сотрудником в музее Ижевска (Национальный музей Удмуртской Республики).

Однажды к нам принесли старое, ржавое ружьё, долго пролежавшее где-то на чердаке. Меня оно заинтриговало, тем более что удалось прочесть надпись на стволе: «А.Н. Евдокимов в Ижевске Вятской губернии». Отчистил я его, привёл в порядок. Совпало так, что в те дни к нам приехал из Москвы известный реставратор Владимир Котляров. Посмотрел ружьё и говорит: «У тебя хорошо получается, продолжай». Когда ружьё посмотрели в музее, сказали, что оно уже подготовлено для экспозиции.В 1978 году был на стажировке в музеях Московского Кремля, три года работал в Оружейной палате. Это дало очень много во всех отношениях. Также ездил на стажировку в Эстонию, там очень сильные реставраторы. Работал реставратором в музее и одновременно ездил на стажировки. Постепенно приходили опыт и мастерство.

Реставрация - это не только искусство, но и наука. Каждый предмет, с которым работаешь, требует научного анализа, самостоятельного исследования. Когда берёшь в руки вещь минувших веков, своё «я» нельзя выпячивать. Важно понять, как это делалось, для чего, каково предназначение всех деталей. Надо почувствовать руку мастера, его манеру, стиль. Скажем, все детали замка кремнёвого ружья, если их делал хороший мастер, почти всегда полировались. Полировка металлических деталей служит надёжной защитой от коррозии. Если детали грубо обработаны - значит, с ним не работали большие мастера.Стремление улучшить образец, наверное, знакомо каждому реставратору. Нормальное человеческое проявление, желание показать, какой я крутой, что могу делать. Надо пересилить себя и остановиться.

-    Вы похвалили эстонских реставраторов. А российские, что им уступают? И вообще, можно ли говорить о национальных школах реставраторов?

-    Наши, российские, никому не уступят. Что касается школ, то я представляю ту, которая сложилась ещё во времена Советского Союза. Она, поверьте, нисколько не уступает западным. Наоборот, превосходит. Почему? Да очень просто. У них высокая квалификация, высокие технологии, и в силу этого возникает достаточно узкая специализация. Наш же реставратор делает всё или почти всё, то есть осваивает разные направления и добивается в них совершенства. Если надо, сам встаёт к токарному станку, точит детали, ну и так далее. Как-то попытались даже подсчитать. Оказалось, что художник - реставратор по металлу должен владеть не менее чем 40 специальностями. Это не только искусствоведение, не только знание физики, химии, но и прикладных профессий - слесарного, токарного дела. Деревянщиком - столяром, плотником - тоже приходится быть, это часть профессии. Самое главное - всё уметь делать своими руками.
-    С чего начинается процесс реставрации конкретного предмета?

-    С визуального его изучения, штудирования письменных источников, сравнительного анализа имеющихся аналогов, если таковые есть. Затем собирается реставрационный совет музея, где даётся научное задание на реставрацию. Хотел бы особо подчеркнуть слово «научное», потому что реставрация каждого предмета представляет собой - без преувеличения - самостоятельное научное исследование. Можно только пожалеть, что описание всех перипетий этой работы остаётся достоянием узкого круга лиц. На самом деле это может быть романом, драмой, причём гораздо более интересными по сравнению с тем, что нам показывает телевидение или предлагают массовые издания. Сколько тайн скрывают образцы старого оружия! Работая с ними, прикасаешься к истории, перед тобой оживают свершения минувших дней. В этом есть свой адреналин, это захватывает надолго.

-    Не один раз приходилось слышать: реставрация предполагает обновление предмета до такой степени, чтобы он смотрелся так, будто только что из магазина. Ваше мнение?

-    Ну, давайте на 80-летнюю бабушку наденем бикини. Что из этого получится? Нормальная бабушка на пляже должна ходить в шляпке, с зонтиком, в соответствующем её возрасту одеянии. Естественно, в отношении молодой девушки действует другой сценарий. Тот же подход должен быть в отношении предметов старинных и новоделов. Главное в нашей работе - не навредить. Есть такая формулировка - «восполнение утраты», и решение должно приниматься на уровне учёного (реставрационного) совета музея. Например, я три года стажировался в Оружейной палате Московского Кремля. Опытнейший оружиевед Михаил Портнов исповедовал именно такой подход. Мне посчастливилось быть его учеником, и я полностью с ним согласен. Портнов был категорически против восполнения утраты за счёт введения новых материалов и технологий. Если мы, например, имеем дело с аркебузой немецкой работы XVII века, с инкрустацией костью и перламутром, то все утраченные артефакты могут заменяться только аналогами из сходных материалов. Вместо утраченной слоновой кости ставится слоновая кость, вместо перламутра перламутр.Восстановить - не значит сделать лучше. Другое дело, что у японцев, например, клинки мечей сохраняются в отличном состоянии в течение 10 веков. Они ценят традиции, берегут и передают из поколения в поколение свои артефакты. Менталитет такой. Достойно уважения! Страшно представить, сколько интереснейших образцов огнестрельного и холодного оружия было уничтожено за 70 лет советской власти. То ли не считали нужным, то ли руки не дошли, то ли денег не хватило.В принципе восстановить можно всё. В какой степени - другой вопрос.

-    Как, на ваш взгляд, связаны между собой понятия «реставрация» и «историческая реконструкция»?

-    В принципе реставрация проводится, когда есть возможность сохранить образец с консервацией при наличии определённого процента его массы и формы. Для музейного работника привычно понимать реставрацию как восстановление образца до уровня экспонирования.
Погружение в эпоху, когда был создан образец, часто вызывает желание сделать что-то своё в том же стиле, то есть получить возможность творчества без ущерба для данного образца. Это и есть историческая реконструкция. Но если нет аналога, получится новодел.

-    Расскажите, как вы проводили реконструкцию национальных удмуртских ножей - пуртов?

-    Прежде всего был накоплен богатейший археологический материал. Экспедиция работала начиная с 1920-х годов. Мне много приходилось заниматься реставрацией археологических коллекций, в том числе и ножей. Возникло желание возродить ножи, которыми наши предки пользовались много веков назад. Так появился пурт (в переводе с удмуртского - «нож»), который удобен и функционален, имеет тёплую рукоять из наборной бересты или дерева. Удивительно, что уже в XI—XII вв. ковались трёхслойные и даже пятислойные клинки. Была очень высокая культура кузнечного дела. Потом появились другие варианты ножей по материалам археологических раскопок. Все ножи, которые я делаю, можно назвать изделиями по мотивам финно-угорских образцов X-XIII вв., найденных на раскопках городища Иднакар (район города Глазова). В своё время здесь был крупнейший центр кузнечного дела Приуралья.

-    Что вы можете посоветовать коллекционерам, как следует ухаживать за коллекцией оружия?

-    Давно собираюсь выпустить книгу об этом, да пока что руки не дошли. Самый простой совет: нельзя хранить коллекцию, зарывая её в картофельные грядки. А если серьёзно, для коллекции необходимо отапливаемое и проветриваемое помещение. Также требуется поддерживать в нём определённые влажность и температуру (18—20°С), особенно осенью и весной, когда часты резкие смены погоды.
Ещё совет: как можно меньше надо брать предметы оружия голыми руками. Что стоит купить десяток пар белых перчаток и вежливо предлагать их гостям. Почему? Ответ простой: одним из продуктов потоотделения на подушечках пальцев является соляная
кислота, которая крайне негативно влияет на металл клинка, особенно дамасского или булатного.

Нежелательно хранить оружие в железных шкафах, не имеющих мягкой обшивки внутри. Часто бывает так, что владелец коллекции, уезжая на дачу, пытается все клинки засунуть в железный шкаф. Царапин и повреждений в этом случае избежать не удастся. Рекомендую обклеивать металлический шкаф мягкой материей, желательно пропитанной жидким воском (Karilpol, Edelfax).Очень важно правильно хранить образцы оружия, созданные с использованием комбинированных материалов (дерево, кость, рог и т.д.). Иногда приходится подставлять блюдечко с водой под ложу ружья, чтобы она не растрескалась.Если предметы хранятся в открытом состоянии, то есть размещаются на стенах, необходимо вытирать пыль. Для этого можно использовать чистую бязь, то есть протирать чистой, сухой тряпочкой, либо использовать обычные щетинные кисточки.

Какие консерванты можно рекомендовать? Самое нейтральное консервирующее средство - воски. Сейчас применяется для этих целей множество восковых паст (например, Karilpol). Одни лаки использовать нежелательно. Ещё в СССР была принята система консервации: лак  воск. Дело в том, что воск не даёт крокелюры (микротрещины). По мере усыхания лакового покрытия плёнка лака становится тоньше и в конечном итоге рвётся. Появляются крокелюры, часто не видимые глазом. Когда в них попадает влага с агрессивными элементами, создаётся эффект паровой бани, что крайне негативно влияет на состояние образца.

-    С какими предметами вы больше всего любите работать?

-    Прежде всего это - археологическое оружие, самый сложный материал для реставратора. С ним приходится много возиться - полгода, год. Несмотря на сложность, грязь, очень люблю с ним работать, потому что от него исходит просто сумасшедшая энергетика. Приуральская археология имеет свою специфику. Например, раскапывают захоронение XV века. Там лежат останки пятилетней девочки, а вместе с ней - 5 ножей на все случаи жизни с клинками от 30 до 100 мм в длину. Ножи были неотъемлемой частью жизни наших предков, важной составляющей хозяйственнобытового уклада. Исторические источники указывают на то, что ножи использовались для разделки птицы, пушного зверя. Предки вели своё хозяйство рачительно, у них ничего не пропадало. Может, и нам стоит этому поучиться?


вернуться
 
 
    Яндекс цитирования © 2010 Кортики мира - энциклопедия кортиков. Статьи, публикации, история возникновения кортиков в странах мира. Каждая статья сопровождается фото кортика, описанием, характеристиками.